Государственная программа развития образования

Создан: 23.07.2012, 12:09   |   Обновлен: 13.01.2016, 15:55
Государственная программа развития образования

 

Информация о реализации
ГПРО на 2011-2020 годы
 
1 «Доля школьников, охваченных качественным и комфортным подвозом к школе и из школы домой, от общего количества детей, нуждающихся в подвозе: 2015 г. – 80%, 2020 г. – 100%»
По данному показателю установлены и достигнуты следующие значения:
- в 2011 году – 76% (факт - 76%), охват 24 649 школьников, всего нуждаются в подвозе 32 654 школьника;
- в 2012 году – 77% (факт – 85,3%), перевыполнен на 8,3%, охват 29 707 школьников, всего нуждаются в подвозе 34 817 школьника;
- в 2013 году – 78% (факт – 82,4%), перевыполнен на 4,4%.
- в 2014 году -79% (факт - 87,8%), перевыполнен на 8,8%.
По информации управлений образования на 1 октября 2014 года в республике насчитывается 1626 населенных пунктов, где отсутствуют организации образования. В них проживают 31 420 детей школьного возраста. Из них для  87,8% (27 595) школьников организован подвоз к школе. Подвоз детей осуществляется на 937 автобусах.
Вместе с тем, 12,2% детей не обеспечены подвозом до школ. Для полного охвата детей качественным подвозом необходимо дополнительно  283 автобусов.
Наибольшее число детей, нуждающихся в подвозе, проживают в Алматинской (29,6%), Кызылординской (26,8%), Мангыстауской (24,4%), Костанайской областях (22,5%).
 
Как показывает статистика, за последние два месяца еще  2 области достигли 100% охвата детей подвозом (всего 4 области). Так, в Акмолинской области показатель увеличен на 6,3% (с 93,7% до 100%), Актюбинской области – на 4,6% (с 95,5% до 100%).
Учитывая, что в некоторых регионах превышен уровень 2015 года, считаем возможным пересмотреть плановое значение данного показателя.
Показатель ГПРО «Доля школьников, охваченных качественным и комфортным подвозом к школе и из школы домой, от общего количества детей, нуждающихся в подвозе» на 2015 год с 80% увеличить до 88%.
 
2. «Обеспечение бесплатным витаминизированным горячим питанием учащихся из числа малообеспеченных семей: 2015 г. – 100%,  2020 г. – 100%»
По информации управлений образования на 15 октября  2014 года в 84,9% (6 043) школ республики организовано горячее питание для 86,1% (2 225 688) детей. 
Высокие показатели охвата горячим питанием школьников отмечается в г. Астана (100%), г. Алматы (98,4%), Атырауская область (97,8%), Северо-Казахстанская область (95,9%).
Наименьший охват показывают Южно-Казахстанская область – 75,7%, Западно-Казахстанская область – 75,9 %, Жамбылская область – 76,2%.
Бесплатным горячим питанием обеспечены 99,7% обучающихся из малообеспеченных семей.
В 11-ти областях бесплатным горячим питанием охвачены 100% малообеспеченных  школьников (Алматинская, Атырауская, Восточно-Казахстанская, Жамбылская, Карагандинская, Кызылординская, Костанайская, Мангистауская, Павлодарская, Южно-Казахстанская области и г. Астана).
В 5 регионах страны для учащихся начальных классов (1-4 классы) организовано бесплатное питание: г. Астана (100%), Атырауская область (100 %), г.Алматы (95,3%), Актюбинская область (98,8%), Западно-Казахстанская область (99,2%).
Всего бесплатным питанием охвачены 738 723 ребенка.
1 486 965 детей обеспечены горячим и 72 125 буфетным питанием за счет родительских средств.
Показатель ГПРО «Обеспечение бесплатным витаминизированным горячим питанием учащихся из числа малообеспеченных семей» на 2015 год со 100% уменьшить до 99,9%.

Столовые в школах Казахстана будут составлять меню с учетом пожеланий родителей

Столовые в школах Казахстана будут составлять меню с учетом родительских пожеланий, об этом корреспонденту Tengrinews.kz рассказали в комитете по охране прав детей Министерства образования и науки республики.
29 января 2014 года в силу вступил закон "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Казахстана по вопросам государственных закупок". Согласно документу, теперь столовые в школах Казахстана, а именно компании, обеспечивающие питание в учебных организациях, не будут выбираться на тендерной основе.
"Выведение услуги по организации питания обучающихся из сферы государственных закупок связано с рядом причин, оказывавших существенное влияние на качество предоставляемого детям питания. Государственные закупки на организацию школьного питания проводились в электронном виде и только на объем выделенных бюджетом средств для организации питания детей из социально незащищенных семей. 
Основным критерием выбора являлась цена, предложенная предпринимателем. Выигрывал тот, кто ставил самую низкую цену, в результате снижалось качество питания", - разъяснили в комитете. 
Теперь школа будет объявлять конкурс, на котором будет определен поставщик питания для школьников. "Выбор поставщика для работы в столовых в школах Казахстана будет осуществляться по таким критериям, как наличие опыта работы, специалистов с соответствующим уровнем образования и квалификации, сертификата системы менеджмента качества, ассортиментного перечня выпускаемой продукции, а также специального транспорта, имеющего санитарно-эпидемиологическое заключение", - уточнили в комитете.
При этом, заявки от предпринимателей на работу в столовых в школах Казахстана будет рассматривать специальная комиссия, в которую войдут представители министерства здравоохранения, агентства по защите прав потребителей, отдела образования, органов финансового контроля, а также представители родительской общественности. Таким образом, директора и родители смогут контролировать работу столовых в школах Казахстана, тогда как ранее в состав тендерной комиссии входили представители только одного государственного органа.
Ранее столовые в школах Казахстана стали предметом обсуждения и критики со стороны казахстанской академии питания. Сейчас эксперты поддерживают решение правительства об отмене тендеров и надеются, что новые предприниматели будут добросовестно выполнять свои обязанности по осуществлению питания школьников.
 
Источник: tengrinews.kz, 10.02.2014 г.

В Астане обсудили вопросы здорового питания школьников
 
В Казахстане отсутствуют единый стандарт организации школьного питания.
В Центральном аппарате партии «Нұр Отан» депутаты Мажилиса, эксперты и представители министерств образования и здравоохранения обсудили проблему здорового питания школьников, пишет сайт Стратегия Казахстан - 2050.
«В ходе мероприятия участники отметили, что в Казахстане отсутствуют единый стандарт организации школьного питания, реестр поставщиков и список допустимых продуктов, не проводится и химико-технологический контроль продуктов питания», - говорится в со-общении.
Так, по информации вице-министра образования и науки Есенгазы Имангалиева, Министерством образования была проведена проверка в 92 школах республики по вопросам организации школьного питания. По итогам проверок были выявлены различные нарушения.
«К примеру, некоторые школы закупали продукты питания без документов, подтверждающих их качество и безопасность. Также зафиксирован низкий уровень материально-технической базы столовых, неудовлетворительное обеспечение школьников питьевой водой, выявлено отсутствие в школе канализации», - отметил Е. Имангалиев.
 
ИА «Zakon.kz», 26 декабря 2013 года

ЧТО В ТАРЕЛКЕ ШКОЛЬНИКА?
С начала учебного года бесплатное горячее питание в Атырауской области получают 47903 ученика, из них 42050 младшеклассников, которых обслуживают 132 частных предпринимателя. Чем кормят детей и всегда ли качественное питание они получают?
Сегодня рацион школьника – это не просто булочка и чай, как раньше, в меню обязательно должно присутствовать мясо, различные крупы, овощи выпечка и, конечно, компот, кисель, молочные продукты. Но так ли это на деле? 
Мы решили посетить ряд городских школ, чтобы узнать, что предлагают повара для наших детей, и, в целом, остались довольны результатами. Но обо всем по порядку…
Администрация городской общеобразовательной школы №20, в которую мы попали в этот день, очень приветливо встретила нас. Здесь горячее питание ежедневно получают 465 учеников. Как известно, питание детей осуществляют субъекты малого и среднего бизнеса, выигравшие тендер на аренду помещений столовых школ. А договоры аренды перезаключаются ежегодно на конкурсной основе, но за счет средств местного бюджета. Как признается предприниматель ИП «Буреева» Казина Буреева, она чувствует себя как на пороховой бочке. Ведь кормить школьников – это большая ответственность. По ее словам, правила организации питания ими соблюдаются строго по разработанному меню.
Повара данной школы нам предложили отведать порцию школьного ланча и самим оценить вкус. В этот день меню состояло из мясных котлет с картофельным пюре на гарнир, из салата «Винегрет» и чая с молоком. Обед действительно оказался вкусным и сытным.
- Мы стараемся каждый день разнообразить меню. Если детям готовить каждый день одно и то же, все это им быстро надоест. Поэтому мы готовим высококалорийную пищу, обязательно выдаем разнообразные фрукты и салаты. Я каждый день наблюдаю, как дети с аппетитом едят, а иногда даже просят добавки. Если любить свое дело, то все будет хорошо, – говорит Казина Буреева.
Для младшеклассников на обед выделяется специальный промежуток времени. Он может состоять из 15-20 минут во время перемены. Ребята здесь действительно с удовольствием едят предложенную пищу. Со слов ученика 2 «г» класса Диара Наурызбекова, они с одноклассниками с нетерпением ждут похода в столовую, ведь здесь каждый день повара готовят для них что-то очень вкусное и полезное.
От того, насколько правильно и качественно организовано питание школьника, зависит качество его учебы, его здоровье в целом, считает социальный педагог Орынай Мукашева. Ведь именно в школьные годы происходит интенсивный рост всего организма.
- Казина Буреева работает с нами очень давно. Вся школа очень довольна ее работой. За 150 тенге дети получают горячее блюдо, булочку, чай или компот. В нашей столовой не продают ни чипсов, ни жевательных резинок, ни сладкую газировку. К тому же в меню нет ни жареных, ни жирных блюд. Пробу ежедневно снимает школьная медсестра. Для того чтобы быть уверенным в качестве питания в столовой, мы сами за свой счет иногда перекусываем здесь, – рассказывает Орынай Мукашева.
Такая же благополучная ситуация в столовой оказалась и в городской школе №6. Более 500 школяров обслуживает ИП «Бекбулатова» из города Уральска, за которым закреплены также городские школы №№13 и 30. В целом, дети, родители и учителя довольны качеством обслуживания.
К сожалению, не все городские школы располагают столовыми. Чтобы выйти из положения, где-то под буфет смастерили небольшой уголок и для учащихся этих школ питание организовали привозное. А для столовой переоборудовали отдельный класс. О том, какие в школе должны быть соблюдены главные правила организации детского питания с учетом возрастного развития, рассказалаглавный специалист департамента Комитета государственного санитарно-эпидемиологического надзора Министерства здравоохранения Республики Казахстан по Атырауской области Батима Султангалиева.
- Вопрос питания находится на особом контроле органов образования и здравоохранения. Согласно пункту 308 санитарных правил «Санитарно-эпидемиологические требования к объектам воспитания и образования детей и подростков», не допускаются первые и вторые блюда на основе сухих пищевых концентратов быстрого приготовления, салаты с майонезом, жареные пирожки, газированные и безалкогольные энергетические напитки, чипсы, сухарики, гамбургеры, хот-доги, острые соусы, кетчупы и реализация жевательных резинок, – разъясняет она.
Между тем специалист отмечает, чтобы составить меню и приготовить полезную пищу, надо иметь и качественные продукты, рекомендованные и сертифицированные СЭС. К тому же ребенок должен употреблять разнообразные пищевые продукты. В ежедневном рационе обязательно должны присутствовать мясо, сливочное масло, молоко, хлеб, крупы, свежие овощи и фрукты. Эти рекомендации были разработаны для школ по всей республике.
Чтобы наши дети питались качественно и полезно, кроме контролируемых органов, активное участие в этом должны принимать и родители. Им необходимо не просто интересоваться меню в школе своего ребенка, но и в случае чего принимать меры – сообщать в соответствующие инстанции о правонарушениях. По данным областной СЭС, школьные буфеты и столовые по плану проверяются один раз в квартал. За 10 месяцев текущего года были проведены проверки в 94 школьных столовых. В результате чего были выявлены нарушения требований СанПиН. Было выдано 32 санитарных предписания и наложено 128 штрафов. И, как отметила специалист, в области не было зарегистрировано ни одного случая отравления в школьных столовых и буфетах.
Между тем последние 10-15 лет наш рынок наводнили некачественные продукты питания, это и газированные напитки с различными наполнителями, красителями, чипсы и так далее. Именно по причине некачественного питания наблюдается стремительный рост числа заболеваний желудочно-кишечного тракта у детей. И если вовремя не принять меры, сетуют врачи, нас ожидает не только увеличение функциональных гастроэнтерологических заболеваний среди школьников, но и распространение хронических форм патологии. Как отмечает директор областного центра здорового образа жизни Гульнар Мамбетова, есть понятие «рацион питания» и он должен в совокупности восполнять энергетические затраты ребенка. Существуют нормы, утвержденные Минздравом республики, которые четко регламентируют суточную потребность ребенка в основных пищевых веществах, витаминах и минералах. В ежедневном рационе обязательно должны присутствовать мясо, сливочное масло, молоко, хлеб, крупы, свежие овощи и фрукты.
- Режим питания школьников должен быть четырехразовым с интервалом в 3-4 часа. Как утверждают диетологи, второй завтрак для школяра играет немаловажную роль и главное требование к школьному питанию, конечно же, горячие блюда, – комментирует директор центра.
Как говорит родительница Татьяна Говорова, в первую очередь многих родителей беспокоит вопрос соблюдения правил личной гигиены и реальность регулярного прохождения медосмотра сотрудниками столовых. По ее мнению, только частые проверки общепита могут способствовать тому, чтобы директора школ и арендаторы школьных столовых серьезно относились к делу.
- Недавно я побывала в соседней России и хотела бы поделиться информацией, – говорит Татьяна. – Оказывается, там регулярно проводят среди поваров школьных столовых конкурс на областном уровне, на лучшие блюда для школьников, где они демонстрируют свои кулинарные таланты. Все это дает свои результаты. Цель получить звание лучшей школьной столовой стимулирует претендентов. К тому же, как мне стало известно, для всех арендаторов столовых очень часто проводятся семинары с сотрудниками СЭС, которые в свою очередь разъясняют требования к рациону и безопасности питания школьников.
К слову, по итогам ежегодных профилактических медицинских осмотров подростков 50% из числа диагностируемых детей по республике страдают различного рода заболеваниями. Сегодня у каждого пятого ребенка в нашей стране уже есть заболевания органов пищеварения, эндокринной системы, у каждого второго – гастрит, а у некоторых даже язва желудка. Врачи бьют тревогу, большинство учеников страдают анемией, испытывают дефицит кальция и фолиевой кислоты. В структуре заболеваемости детей болезни органов пищеварения занимают второе место после болезней органов дыхания.
 
Динара КАНБЕТОВА, газета «Прикаспийская коммуна», 26.11.2013 года
 

Cемь бед – один обед

 
Из-за низкого качества школьных обедов до 60% учащихся Уральска страдают заболеваниями жизненно важных органов. Такую цифру называют специалисты областного управления здравоохранения. Выход один, полагают они: создать в областном центре комбинат школьного питания.
По словам начальника облздрава Камидоллы Ирменова, из 420 общеобразовательных школ в 382 организовано горячее питание. Показатель вроде бы неплохой, однако качество меню оставляет желать лучшего: блюда в нем однообразны и нерациональны. Сейчас в Уральске бесплатные обеды получают 4 718 учащихся первых – четвертых классов и дети из малообеспеченных семей. На эти цели выделено более 250 млн тенге, причем младшеклассников кормят на 100 тенге, а малообеспеченных – на 150. Суммы, как видим, скудные, да еще в рационе присутствует лишь первое блюдо, практически нет салатов и фруктов, а о диетическом питании говорить не приходится вообще. – Часто вместо натуральных подаются консервированные продукты, что совершенно не рекомендуется Всемирной организацией здравоохранения, – говорит Камидолла Ирменов. – А тут еще подводит и наш менталитет: после еды пить черный чай, который вымывает все поступившие в организм полезные вещества. Детям же следует пить соки, морсы и компоты.Остается лишь добавить, что проблема дешевых и неполезных школьных обедов поднимается в Приуралье не первый раз, а ВОЗ по-прежнему имеет все основания быть ими недовольной.
 
Вячеслав КУЛИКОВ, Уральск, Экспресс К, № 198 (17798) от 29.10.2013
 

Качество образования для нас главней всего

Бакытжан Жумагулов: Качество образования для нас главней всего
Завершился второй год реализации Государственной программы развития образования на 2011–2020 годы. И теперь можно обозреть не только оставшиеся позади трудности, первые достижения, но и уже появившиеся ростки нового. Об этом наш разговор с министром образования и науки РК академиком Бакытжаном Жумагуловым.
                                                   

– Бакытжан Турсынович, недавно, докладывая в Правительстве о ходе выполнения госпрограммы, вы говорили, что уже за это короткое время внедрены десятки принципиальных новшеств. Можете назвать те, которые вы считаете особенно важными для страны?
– Важны абсолютно все новые механизмы, которые мы запустили и запускаем, все они нацелены на то, чтобы решить амбициозную задачу, поставленную Главой государства, – перейти к новому качеству образования. Думаю, в числе наиболее впечатляющих – электронное обучение, подушевое финансирование, контроль качества на национальном уровне, совершенно новая система повышения квалификации учителей по программе Кембриджского университета, независимая сертификация выпускников колледжей и вузов. А также рост качества высшего образования за счет совершенствования программ, академической мобильности, приглашения ежегодно более 1 000 лучших зарубежных профессоров, оптимизация вузовской сети и другие. Нововведения затрагивают максимальное число обучающихся, интересны многим педагогам, родителям, обществу.
– На первое место вы поставили электронное обучение. Вам, как ученому-математику, особенно близка эта тема? И не умаляет ли роль учителя переход на новые технологии?
– Действительно, электронное обучение, или, по международной терминологии, e-learning, мне профессионально достаточно близко. Но дело не в этом. А в том, что оно вносит наиболее принципиальные перемены в процесс образования на всех его уровнях – от детского сада до вуза. Сегодня внедрение e-learning стало ведущим трендом в мире, ведь компьютерные технологии становятся уже не профессиональной экзотикой, а все большей частью обыденной жизни, прежде всего молодежи. При этом у учеников и студентов появляется возможность не просто читать учебники с компьютеров, планшетов и других устройств. Гораздо важнее, что даже простой учебник превращается в интерактивную обучающую систему, способную общаться с человеком – задавать вопросы, объяснять непонятное, глубже изучать интерес­ное. Это дополняется современными мультимедийными возможностями – лекциями и уроками самых маститых педагогов и ученых, графикой, видео. Теперь такие возможности – в руках у нашей молодежи. И учеба становится на порядок интереснее. Да и результат впечатляет: в развитых странах, где уже широко используется e-learning, успеваемость поднимается на 15–20%. То есть ученик входит в жизнь с гораздо лучшим багажом знаний!
Этот факт отметили и мы, проведя в 2011 году пилотный проект в 44 организациях образования. Сегодня к нему подключено уже около 600 школ и колледжей, их число будет быстро расти. Года через три или через пять лет подавляющее большинство учебных заведений освоит такое обучение. В результате мы будем иметь не только рост усвоения знаний. Будет выровнено качество образования между регионами страны, между городом и селом. Вне зависимости от того, где ученик живет и учится, электронное обучение предоставит ему учебные материалы самого высокого качества.
У нас наработано больше 7,5 тысячи цифровых образовательных ресурсов – электронные учебники и пособия, видеоуроки, электронные книги. Они уже охватывают около трети содержания всего среднего образования, и недалеко то время, когда по всей программе обучения мы будем иметь современные интерактивные материалы.
А роль учителя нисколько не уменьшится, а наоборот, ведь обычных уроков никто не отменяет. Педагог получает новые инструменты обучения, и как их эффективно использовать вместе с традиционными методиками, зависит в первую очередь именно от него. Вспомните сравнительно недавнее прошлое, тогда учитель был главным, а иногда чуть ли не единственным источником знаний для подрастающего поколения. Сегодня ситуация совершенно иная. Перед каж­дым учеником – море информации, которую дают уникальные достижения человечества – Интернет и глобальные коммуникационные технологии. Нынешние дети уже не представляют жизни без них.
В таких условиях роль педагога меняет свое качество. Он должен становиться не только проводником, но и дирижером огромного оркестра знаний, обрушивающего свою мощь на юные головы. Он должен учить детей не только своему предмету, но и тому, как получать информацию самостоятельно, как отыскивать наи­более важное и фильтровать бесполезные, а иногда просто вредные информационные потоки. Это принципиально новая и очень непростая миссия учителя.
Кстати, проект e-learning, внедряемый в Казахстане, уникален и во многом отличается от используемого в других странах. Наряду с собственно электронным обучением он включает в себя еще два уровня – управление учебным процессом и управление организациями образования. Учитель получает автоматизированные инструменты планирования учебы: составления расписания, планов занятий, контроля успеваемости. В итоге резко сокращается его загруженность составлением различных справок и отчетов. Администрация школы обретает механизмы автоматизации управления соответствующей отчетностью.
Работу системы обеспечивают мощный головной сервер министерства, размещенный в «Казахтелекоме», и серверы в областях. Сюда стекается вся информация, здесь хранятся учебные материалы. И, что немаловажно, обеспечивается отбор и предоставление пользователям лучших мировых образовательных ресурсов, а также фильтрация доступа к интернет-ресурсам с вредоносным и отвлекающим от освоения знаний содержанием. В общем, очень много плюсов, и, несмотря на очень большие расходы, государство идет на массовое внедрение данной системы, ведь за ней – новое качество образования.
– Сейчас много говорится о внедрении подушевого финансирования. Что такой подход даст нашему среднему образованию, не произойдет ли сокращение финансового обеспечения школ?
– Никакого сокращения расходов не будет, наоборот, они увеличатся. С первого сентября этого года мы начинаем пилотный проект такого финансирования 50 школ в четырех регионах страны. Затем будем внедрять его повсеместно.
Введение подушевого финансирования преследует две цели. Первая – выровнять условия получения качественного образования, вторая – поднять его качество. Сейчас расходы на одного учащегося у нас по регионам неоднородны, различаются в объемах до 2,5 раза. Получается, гарантируя бесплатное среднее образование, мы не гарантируем, что оно везде будет равно результативным. При подушевом нормативе на каждого ученика будут выделяться одинаковые средства, это уберет зависимость качества образования от места учебы.
Второй вопрос мы очень тщательно проработали и пришли к однозначному выводу. Поскольку учитель – главная фигура в учебном процессе, от него на 90% зависит эффективность обучения, необходимо серьезное стимулирование его труда и дифференцированная его оплата. Такого механизма у нас пока нет, поэтому необходимо ввести специальный фонд стимулирования педагогов. 
Кроме того, подушевое финансирование введет элементы реальной конкуренции между школами. Ее основу очень четко сформулировал Глава государства: «деньги должны следовать за учеником». Это означает, что если ученика и его родителей не устраивает качество обучения в данной школе, появляется право перейти в другую вместе с причитающимися средствами. Угроза такого оттока поставит администрацию школы и местные органы перед дилеммой: либо навести порядок, улучшив состав учителей, материальную базу и условия учебы, либо закрывать ее. Это хотя и довольно жесткий, зато справедливый механизм конкуренции, когда превалирующими становятся интересы людей и страны в целом. При этом школы перейдут на режим хозяйственного ведения, в них начнут действовать наблюдательные советы, и не с номинальными функция­ми типа родительских комитетов, а с серьезными полномочиями в финансовой сфере, назначении руководителей школы и так далее.
Кстати, подушевое финансирование у нас уже успешно используется в дошкольном воспитании и показало высокую эффективность. Причем в этой сфере оно стало основой государственно-частного партнерства, которое внесло заметный вклад в обеспечение дошкольной подготовкой детей. Подобных эффективных механизмов партнерства пока в нашей стране не так много, и сфера образования в данном вопросе себя хорошо проявила.
– А на какой результат вы рассчитываете, вводя независимую сертификацию выпускников профессионально-технических заведений? 
– Она очень многое изменит в их подготовке, причем весьма принципиально. Застарелая беда нашего технического и профессионального образования – отрыв его от производственного сектора, когда колледжи учат будущих специалистов и сами же оценивают уровень их подготовки. Квалифицированных мастеров производственного обучения очень мало, их крайне трудно удержать в колледжах, ведь там зарплата в разы меньше, чем на производстве. Проблема серьезная, и сейчас мы представили в Правительство предложение выделить дополнительно 1,6 миллиарда тенге, чтобы оплачивать труд мастеров по их производственной квалификации. Это повысит привлекательность данной сферы образования для специалистов.
Но это только половина дела. Надо еще добиться, чтобы подготовка студентов ТиПО соответствовала не просто представлениям администрации колледжей, а реальным требованиям работодателей. Только тогда мы будем получать конкурентоспособных выпускников, которых будут буквально расхватывать наши предприятия.
Здесь очень поучителен пример Южной Кореи. Он показывает, какую роль в развитии страны может сыграть особое внимание к профессионализму специалистов. Еще в начале 70-х годов ХХ века это была страна с ВВП всего лишь около 200 долларов на человека. Но в 1973 году там приняли Закон «О национальной системе технических квалификаций», и была поставлена амбициозная задача: совершить прорыв в сфере технологий на уровень стран – лидеров мирового развития. И они с ее решением справились, резко повысив требования к квалификации работников в ключевых отраслях. Была введена жесткая независимая сертификация специалистов на всех уровнях их квалификации. Их карьерный рост стал возможен только в результате сдачи тестов перед настоящими профессионалами. В результате к 2010 году ВВП Кореи вырос более чем в 100 раз, и она действительно ворвалась в мировую элиту технологических стран. Результат вы прекрасно видите, не зря Республику Корею называют одним из «азиатских тигров».
Подобным путем должны продвигаться и мы, иначе не удастся выдержать общемировую конкуренцию и войти в число развитых стран – на этом постоянно акцентирует внимание Лидер нации Нурсултан Назарбаев. По его поручению начата огромная работа, к которой кроме нас подключены многие другие министерства, ведомства, местные органы, государственные корпорации, ассоциации работодателей.
Мы, по сути, выстраиваем совершенно новую систему квалификаций в Казахстане. Для этого детально проанализирован мировой опыт, на его основе разработаны национальная и отраслевые рамки квалификаций. С участием работодателей создаются профессиональные стандарты. Их в нашей стране еще не было, они включают базовые требования работодателей к специалистам каждого уровня квалификации, перечень того, что они должны знать, уметь, какие задачи решать. Эти документы должны стать основой подготовки специалистов в колледжах.
Причем подтверждение их квалификации будет проводиться уже не учебными организациями, а самими работодателями. Для этого на производствах уже созданы три независимых центра подтверждения квалификации. Главное их достоинство – они гарантированно будут пропускать через себя только по-настоящему подготовленных профессионалов, реально необходимых экономике. Такие цент­ры будут созданы во всех ключевых для Казахстана отраслях.
Поэтому предстоящие годы станут временем переоценки ценностей как для организаций ТиПО, так и для студентов. Возможно, учиться станет сложнее, но зато будет достигнут новый уровень знаний и, главное, по­явится уверенность в том, что каждый специалист будет реально востребован производством, его не надо будет доучивать на рабочем месте.
Но и это еще не все. Мы ориентируемся на системное внедрение передовых подходов в сам учебный процесс – опыта Германии, Канады, Сингапура. В частности, начато широкое распространение в Казахстане дуальной системы обучения, когда большую часть учебы студент проводит не в колледже, а на производстве. И работодатели задействованы уже не только в формировании требований к подготовке, но и непосредственно в учебе. Сейчас элементы такого обучения, хорошо зарекомендовавшего себя в ряде развитых стран, уже внедрены в сотне организаций ТиПО, системное же их освоение мы осуществляем через базовые предприятия ФНБ «Самрук-Казына». К этому уже подключено свыше 100 предприятий, а будет гораздо больше. Что уже сказывается на росте востребованности специалистов. К тому же по поручению Президента страны ответственность за трудоустройство выпускников возложена на местные органы власти, а мониторинг доверен нашему министерству. Все это вместе взятое повышает престиж профессионального образования и уверенность молодежи в будущем.
– Сейчас много говорится о государственной образовательной накопительной системе, на эту тему выступал Глава государства. Чего мы от нее ждем?
– Это уникальный механизм, аналоги которого есть только в нескольких наиболее развитых странах. Главная цель ГОНС – расширить доступность образования, облегчить казахстанцам накопление средств на обучение детей в вузах и колледжах. Для этого, в дополнение к обычным процентам по депозиту, введена целевая государственная премия в размере 5% в год, а для ряда категорий населения – 7%. Думаю, это неплохой стимул для расширения возможностей обучения детей даже при не слишком высоком достатке семьи. Налицо движение в сторону большей социальной справедливости.
Но есть еще один важный момент, который может оказать влияние на всю систему высшей школы. Это диверсификация ее финансирования. Сегодня основной источник средств для наших вузов – плата за обучение, то есть деньги населения. А для частных вузов это фактически единственный источник существования.
Однако мировая практика показывает, что наибольшего успеха добиваются страны, где каналы финансирования вузов диверсифицированы. В них плата студентов за обучение составляет не самую крупную часть (к примеру, в США – 20–30%). Остальное – вклад центральных и местных органов, бизнеса, эндаумент-фондов, меценатов, поступления от заказов сторонних организаций. Таким образом, студенты этих стран получают более дорогое и качественное образование по сравнению с их расходами на него. И нам надо продвигаться по этому пути.
Поэтому государственное инвестирование средств в высшее образование мы наращиваем. Прежде всего, за счет государственных грантов. Если еще три-четыре года назад они покрывали оплату обучения порядка 20% поступающих, то сегодня – уже около трети, и рост числа грантов будет продолжаться, причем совершенно независимо от введения накопительной системы. А в дополнение к этому – ГОНС. Если посчитать, то за счет премии при сроке накопления, к примеру, семь лет, государственными средствами будет покрываться 15–20% стоимости обучения. Еще 20–25% – за счет вознаграждения банка, то есть вклад бизнеса. На долю средств вкладчика остается уже только 60% оплаты за обучение. Это прямая выгода гражданам. Но это еще и реальная диверсификация финансирования высшей школы в виде повышения доли государства вне зависимости, государственный это или частный вуз. И появление определенной доли бизнеса. Дальнейшую работу, думаю, надо сосредоточить на активном поиске вузами, причем и государственными, и частными, других внешних ресурсов – пожертвований, вложений бизнеса и так далее.
– Вы упомянули об оптимизации вузов. Не приведет ли она к сокращению подготовки специалистов?
– Не стоит беспокоиться. В оптимизации, которая проводится по прямому поручению Главы государства, мы ставим во главу угла отнюдь не количество выпускников, а два других важнейших параметра – качество их подготовки и востребованность экономикой. Думаю, вы согласитесь, что качественную подготовку могут дать только вузы с сильным составом преподавателей, современной материально-технической базой и эффективными связями с рынком труда. Это аксиома. Даже Финляндия, один из мировых лидеров образования, проводит политику укрупнения вузов.
У нас, к сожалению, эти требования во многих случаях не соблюдаются, особенно в частном секторе высшей школы. Ничего не имею против него как такового, всем известно, что большинство ведущих университетов планеты – негосударственные, и во многих странах, прежде всего в США, данный сектор превалирует. Но базовые ориентиры многих частных вузов у нас откровенно не дотягивают до конкурентоспособного уровня. Во-первых, большинство из них никак нельзя назвать крупными, у них слабая база и контингент преподавателей. Во-вторых, они заняли нишу наименее затратных специальностей, с чисто теоретической подготовкой, но с высокой платой за обучение. Причем часто упор делается не столько на очную форму образования, сколько на менее затратную заочную и вечернюю. Но все мы знаем, каков ее уровень качества – по сути, это просто «фабрика получения дипломов», о настоящих знаниях речи не идет. Дошло до того, что ежегодный выпуск заочников стал даже превышать (!) выпуск специалистов, получивших полноценное очное образование. Продолжение такой тенденции крайне опасно. В- третьих, наши вузы ориентируются исключительно на спрос населения и готовят в основном специалистов так называемых «престижных» профессий – юристов, экономистов... И забывают главного потребителя – рынок труда. Приведу пример.
Недавно по телевидению прошла следующая информация: «Ежегодно чуть менее половины выпускников алматинских вузов не могут найти работу по завершении обучения. Исследования показали, что проблемы безработицы порождаются системой отечественного образования. К тому же алматинские абитуриенты зачастую выбирают специальности, не востребованные на рынке труда». Исследователи отмечают, что в числе самых невостребованных профессий – международники, финансисты, юристы и экономисты. Но именно на них ориентируются многие частные вузы, по сути, лишая многих выпускников шансов достойного трудоустройства. Остается устраиваться только по знакомству или на работу не по специальности. Но ведь это не выход!
Значит, нужны серьезные меры по оптимизации. И это не чисто арифметическое сокращение, а в первую очередь укрупнение вузов, усиление их кадрового потенциала и ориентировка на реальный рынок труда. На сегодня число вузов сокращено со 149 до 136 путем их укрупнения. Этот процесс будет продолжен. При этом проводим самый детальный анализ по материальной базе, преподавательскому составу, востребованности выпускников и так далее. Не исключается оптимизация и государственных вузов, особенно в свете поручения Главы государства об их специализации с учетом потребности экономики. Студенческий контингент не будет сокращаться, всем студентам объединяемых вузов будут созданы условия для продолжения обучения. 
– В прошлом году в российской прессе успехи Казахстана в модернизации образования были названы прорывом в битве за конкурентоспособность, а наша страна – лидером в данной сфере среди всех государств СНГ. Нововведения, о которых вы говорите, в том же русле. Но они наверняка затрагивают чьи-либо интересы, не возникают ли на этой почве трудности?
– Приведенное вами мнение зарубежных экспертов не единично и вполне объективно. Названный прорыв – часть феномена Лидера нации Нурсултана Назарбаева, который огромное внимание уделяет образованию, развитию человеческого капитала. И неизменно добивается успеха.
Но внедрять такие изменения на практике очень и очень непросто. Кому-то вообще не хочется перемен, кто-то перестает соответствовать требованиям, теряет позиции, престиж или источники дохода. В связи с этим возникают недовольство и даже явное противодействие. Приведу примеры.
Первый – переход на новую систему ученых степеней. Вы знаете, что прежняя система кандидатских и док­торских диссертаций за последнее десятилетие фактически выродилась. Вот просто ужасающий факт: только 4% «свежеостепененных» специалистов пополняли науку и образование. А подавляющее большинство просто «получали» степени для престижа, карьеры в госорганах или бизнесе, других совершенно не связанных с наукой целей. То есть коэффициент полезного действия данной системы был такой же, как у первого паровоза Стефенсона в XIX веке.
Поэтому Президентом было принято решение о переходе на новую систему подготовки научных кадров по меж­дународным требованиям. В связи c этим пришлось закрыть около 200 советов по присуждению старых ученых степеней, и это не могло не вызвать серьезного недовольства. Стремление к получению ученых степеней за многие десятилетия стало органичной частью нашей научной жизни. Так что это было «как ножом по сердцу», но иного выхода не имелось, тем более что защита диссертаций превратилась просто в сферу платных услуг – здесь скрывать нечего. Были люди, пишущие диссертации для клиентов, были структуры, проталкивающие публикации в нужных журналах и гарантирующие защиту в советах, которые работали, сами знаем, как…
Переменами недовольны были не только те, кто хотел, но не успел «приобрести» ученую степень, но и члены диссертационных советов, имевшие на этом деле немалую выгоду. Трудностей пришлось испытать много, были и прямое противодействие, попытки формировать негативное общественное мнение. Зато результат получен впечатляющий – сейчас 90% молодых докторов PhD идут работать в науку и образование. То есть КПД системы подготовки научных кадров мы увеличили сразу в 20 с лишним раз.
Особенно хорошо видно это в сопоставлении с российским опытом. Сейчас наши соседи столкнулись с той же проблемой, и она воспринимается уже как угроза национальной безопасности. Но подход к решению еще не найден, пока усиленно решается традиционный вопрос «Кто виноват?». У нас же благодаря мудрой политике Нурсултана Назарбаева все эти проблемы оставлены в прошлом, и взят новый курс – только вперед.
А вот введение новой модели управления наукой, когда многие полномочия пришлось передать научному сообществу в лице Национальных научных советов и международных экспертов, «не понравилось» уже нашему министерству, ведь у чиновников уплывали важные рычаги влия­ния. И здесь пришлось серьезно, как говорится, наступить на горло собственной песне.
Еще один пример – введение нацио­нальной вертикали контроля качества образования. На первых порах она вызывала явное недовольство местных органов. Кому понравится, когда начинают вылезать на свет его огрехи? Но со временем появились и понимание ее полезности, и поддержка со стороны областных акимов. Сейчас данный механизм становится одним из важных элементов нашего взаимодействия с регионами. Многие местные органы всерьез взялись за развитие кадровой и материальной базы проблемных школ, и это только на пользу.
Подобные расхождения с местными органами были и по поводу институтов повышения квалификации учителей, которые при создании новой системы переподготовки передавались в центральное подчинение. Было и довольно жесткое противостояние с определенными кругами по вопросу введения комплексного тестирования при поступлении выпускников проф­техобразования в вузы. Оно сильно ударило по ряду колледжей и вузов, организовавших прибыльную посредническую цепочку, чтобы обеспечить школьникам прием в вузы без каких-либо проверок знаний.
Наконец, пример, особенно актуальный и болезненный сейчас, – это, как вы понимаете, оптимизация вузов. Естественно, такое «наступление» на интересы многих частных лиц и организаций, причем интересы финансовые, не может быть «безнаказанным», и трудности здесь крайне большие. Это, конечно, никак не прибавляет настроения. Но главное, у меня есть уверенность в объективной правоте и надежда на благополучный итог. Как и во всех других делах и начинаниях, ведь ключевым ориентиром для меня всегда был, есть и будет научно выверенный политический курс Президента страны Нурсултана Назарбаева. Следование этому ориентиру дает мне надежную опору, чтобы действовать всегда только в интересах дела, преодолевая трудности.
 
Общенациональная ежедневная газета "Казахстанская правда"
№ 113-114 (27387-27388) 02.04.2013
 
Ирина ИГНАТОВА
фото из архива «КП»

 


О проведении интерактивного совещания с руководителями органов и организаций образования на тему: «О реализации Государственной программы развития образования на 2011 - 2020 годы по организации школьного питания»

В целях реализации Государственной программы развития образования в Республике Казахстан на 2011 - 2020 года в части модернизации системы школьного питания на базе Управления образования города Астаны 27 марта 2013 года состоялось республиканское интерактивное совещание с руководителями органов и организаций образования на тему: «О реализации Государственной программы развития образования на 2011 - 2020 годы по  организации школьного питания».
На совещании был представлен опыт по строительству первого в стране комбината школьного питания и организации бесплатного горячего питания воспитанников предшкольных и обучающихся начальных классов г. Астаны, Атырауской, Актюбинской и Западно-Казахстанской областей.
На совещании приняли представители областных,  г.г. Астаны и Алматы управлений образования, здравоохранения, департаментов по защите прав детей, руководители организаций образования, социальные педагоги, арендаторы школьных столовых. Всего было 496 подключений.
По итогам семинара приняты рекомендации.


Горячо и бесплатно

21.03.2013

Во всех школах Кызылорды налажено бесплатное горячее питание для детей из малообеспеченных семей.
Как рассказала представитель Управления государственного санитарно-эпидемиологического надзора по городу Кызылорде Акмарал Калкозова, под контролем управления находятся 54 средних школ, в их числе 12 школ расположены в населенных пунктах, относящихся к городу Кызылорде. Во всех школах организовано бесплатное горячее питание для учащихся первых классов и детей из малообеспеченных семей. "Нами утверждено меню питания во всех школах,-добавила Калкозова. - В него включены горячее блюдо и чай с печеньем, сок или молоко, молочные продукты, а также фрукты. И все предназначенные для детей продукты, конечно проходят контроль качества".

Газета "Kласс Time" 20 марта 2013 г. № 12 (60)

О реализации ГПРО 2011-2020гг.
 

Новости

Образование Казахстана не стоит на месте. Для повышения качества образования, для ее конкурентоспособности, для вхождения в мировое сообщество государством разрабатываются программы, ведется огромная работа по их реализации.
Глава государства Н.А.Назарбаев выступил 10 июля 2012 г. со статьей «Социальная модернизация Казахстана: Двадцать шагов к обществу Всеобщего Труда», а 5 сентября текущего года с лекцией «Казахстан на пути к обществу знаний». Департамент проводит большую информационно - пропагандистскую работу в этом направлении.
Так, 14 сентября 2012 года по каналу «Рика - ТВ» в передаче «Ашық әңгіме» в прямом эфире выступила директор Департамента по защите прав детей Актюбинской области К.Айдарханова о ходе реализации 1 этапа ГПРО на 2012 год.
Поступило 5 звонков, касающихся казахстанских учебников, подготовительных групп и классов, качества досуга учащихся, прав и интересов детей.
Таким образом телезрители имели возможность из первых рук получить достоверную информацию о качестве жизни и образования детей.

Департамент по защите прав детей Актюбинской области


Государственная программа развития образования Республики Казахстан на 2011-2020 годы

© 2017 Комитет по охране прав детей

Индекс 010000, город Астана, ул. Орынбор, 8
Дом Министерств, 11 подъезд
Тел.: 8 7172 74 23 42

Яндекс.Метрика